Принципы дизайнерских фитоцинозов

Что если попробовать не зацикливаться на наших принципах компоновки растений в посадках? Тогда появится возможность перейти в наших отно­шениях с природой из состояния противоборства в сотрудничество. Ко­нечно, сухой каменистый ад уличных обочин можно разрушить, обогатив его компостом и высадив там самшиты и хосту. Или его можно оставить в неизмененном виде и превратить в идеальный дом для сухолюбивых растений. Это могут быть белокудренник и другие эфиромасличные сре­диземноморские виды, невысокие луговые злаки, пустынные однолетни­ки, ползучие очитки, луки. Глубокое познание своего участка — это своего рода вызов и испытание. Но еще более важная задача — понять, как расте­ния приноравливаются один к другому, и подходят друг другу.

Фитоценозы для человека — это модели, конструкции, концептуальные каркасы, при помо­щи которых можно описать группу растений на местности. Фитоценоз — это термин из области экологии, но всё больше дизайнеров используют его для описания ком­бинированных посадок. За прошедшее столетие понятие фитоценоза как сооб­щества растений значительно эволюционировало: у ученых накопились новые наработки и понимание того, как растения взаимодействуют друг с другом и с местообитанием. Поэтому, конечно, важно, чтобы в основе нашего понима­ния лежали современные экологические принципы. Но так же важно работать над терминологией, сделать ее полезной и соответствующей сути ландшафтного дизайна.

Ни один фитоценоз не существует в природе в виде обособленного организма (как когда-то были уверены многие экологи). Теории начала XX века были склонны идеализи­ровать фитоценозы, представляя их некими суперорганизмами. Предполагалось, что виды объединены и взаимодействуют для пользы всей группы, как муравьи в муравейнике или пчелы в улье. Ранние теории также предполагали, что у фитоценозов есть четко очерченные границы и переходные зоны (экотоны1) между ними. Современное понимание фитоценозов сильно изменилось. Сегодня в среде экологов сформировалось единое мнение, что состав и границы большинства сообществ могут меняться. Происходит это потому, что каждый вид специфически реагирует на условия местности. Некоторые определенные биологические вза­имодействия действительно взаимовыгодны (например, микориза). Однако исследования не подтверждают теорию о том, что сообщество живых организмов — это своего рода тесно взаимосвязанный суперорганизм. Скорее, оно состоит из групп пересекающихся (частично пересекающихся) популяций, которые сосуществуют и взаимодействуют друг с другом.

  1. Термин «экотон» введен в научную литературу в первой половине XIX века для опреде­ления переходных территорий (зон) между биомами (тундра — хвойные леса), а также для верхней границы леса в горах. Впоследствии, с развитием эко­логии и фитоценологии, понятие экотона сузилось до территории стыка или зон резкого перехода между различными экологиче­скими видами (двумя и более).

 

Фитоценоз — это абстрактное понятие, условное обозначение, которое мы исполь­зуем для описания растительности и удобства ее изучения. Такие условные обозначения создаются с использованием разнообразных систем классификации. И каждая система описывает различные характеристики. Некоторые системы классификации фитоценозов основываются на географических и климатических границах; другие — на доминирующих растениях. Они могут варьировать от крупных биомов до очень конкретных групп расти­тельности. У всех систем классификации растительных сообществ есть свои плюсы и мину­сы, и каждую из систем можно при необходимости использовать в комбинации с другими. Всё потому, что это наши собственные понятийные конструкции, и нет правильного или ошибочного способа классификации фитоценозов. В нашей книге термин «фитоценоз» применяется к небольшим по масштабу группам. В основном потому, что такие масшта­бы более удобны дизайнерам. Фитоценозы можно распределять по категориям, применяя разнообразные системы и градации: от классификации обширных биомов до детального анализа локальных ассоциаций.

Представим для примера условный фитоценоз. В его пределах растения для нас — это всего-навсего статическая картинка видов, растущих бок-о-бок в течение определенного промежутка времени. В ходе смены сезонов года растения без ограничений устанавливают и разрывают связи друг с другом. Скорее всего, многих растений, которые мы привыкли ви­деть рядом в современной дикой природе, мы бы не нашли в таком же соседстве до ледни­кового периода или даже столетие назад. Например, в Северной Америке ассоциация сосны веймутовой, тсуги, каштана и клена существует уже в течение 500 лет. Однако до того как ледник прошел по северу Среднего Запада (США, Канада), эти растения не произрастали вместе. Более того, ежедневно возникают новые сообщества растений. Интродукция экзо­тических видов ведет к формированию ранее неизвестных сочетаний. Растения, которые раньше никогда не встречались друг с другом, часто успешно процветают в так называемых новейших фитоценозах. Представьте фермерское пастбище востока США, где ваточник растет среди злаков умеренного климата Европы. Это вполне привычная картина сегодня.

Папоротник орляк

Фитоциноз

Успешное и стабильное новое (ранее не существовавшее) сообщество растений. На фото аборигенный американский вид — ваточник сирийский — среди европейских растений: ежи сборной, тимофеевки луговой и овсяницы тростниковой.

Фитоценозы очень сильно различаются по степени скорости их изменений. Ста­бильность фитоценозов во многом связана с климатом местности и постоянством самого местообитания. Некоторые пирогенные экосистемы1 сменяют одну схему растительности на другую всего за несколько месяцев. В противоположность им, фитоценозы дальнего се­вера, где вегетативный сезон очень короткий, могут быть на удивление стабильными. Нам сложно замечать медленно протекающие трансформации фитоценозов, которые происхо­дят под действием изменений климата или сукцессий2. Но мы, несомненно, можем отмечать более явные краткосрочные изменения.

1    Часто встречающийся термин — пирогенная сукцессия — это смена биоценозов в результате пожаров, вне зависимости от их причины.

2                   Сукцессия (от лат. виссезіо — преемственность, наследо­вание) — последовательная закономерная смена одного биологического сообщества другим на определённом участке среды во времени в результате влияния природных факторов или воздействия человека. https://goo.gl/CjZrqD

На Земле нет предела количеству успешных сочетаний растений в фитоценозах. То, что мы сегодня видим растущим вместе, — это лишь одна из возможных версий. Неисчис­лимое количество других растений смогут сосуществовать, если у них появится шанс встре­титься в дикой природе или в культуре. Природные популяции растений могут развиваться на определенной территории в случае, если их семена или части корней были перенесены ветром, животными, человеком или другими природными силами.

Тот ф;акт, что мы видим популяцию определенных существующих вместе растении, является следствием в равной степени адаптации и случайности. Популяции можно «расположить» на шкале природных экологических условий. Параметрами этой шкалы могут быть влажность почвы (от мокрой до сухой), или топографический профиль (от низинн долин до вершин гор).

Прибрежные лесные сообщества

Прибрежные лесные сообщества легко воспламеняемы. Каждый раз, как они сгорают, травянистый напочвенный покров меняется. Рост некоторых видов стимулируется огнем, и они возобновляются быстро, а другие виды исчезают навсегда.
 Стабильный фитоценоз на каменистых образованиях. Скорее всего, это сообщество выглядело точно так же и десятки лет назад.

Популяции растений не одинаково успешны по всей протяженно­сти этой шкалы параметров. Например, количество влагоустойчивых многолетников бу­дет плавно убывать с продвижением популяции к более сухим участкам территории. Чем глубже в лес, тем больше преобладают теневыносливые виды. Все виды лучше всего себя чувствуют в пределах так называемой зоны оптимума1. Но чем ближе к границе области распространения, тем с большим трудом растения удерживаются в экстремальных для них условиях . Например, во влажных условиях посреди водно-болотных угодий процветают осока прямая, ситник развесистый и вернония нью-йоркская. Но на прилегающих более сухих участках они выживают с трудом.

1    Зона оптимума —это тот диапа­зон действия фактора, который наиболее благоприятен для жизнедеятельности.

2    Отклонения от оптимума опреде­ляют зоны пессимума. В них орга­низмы испытывают угнетение.

Кроме необходимости адаптироваться, растения для успешного выживания должны быть способны конкурировать с другими растениями (своего и других видов). Ведь необхо­димые им ресурсы — освещенность, вода, питательные вещества — ограничены. Поэтому, стремясь выжить и произвести потомство, растения сражаются за распределение этих ре­сурсов. Молодые растения смогут развиться только в том случае, если они будут способны конкурировать с другими группами растений, уже растущими на этой же местности. В фи­тоценозе представители одного вида образуют популяции, которые не всегда совместимы с популяциями других видов. Разные виды могут сосуществовать, только когда внутри своего местообитания они занимают разные экологические ниши. На одном клочке земли можно выделить несколько таких ниш, и каждая из них позволяет различным растениям извлечь максимум из ограниченных природных ресурсов, которыми обладает этот участок. При помощи удивительных метаморфоз растения используют ресурсы из разных частей од­ного пространства. Это могут быть различия в таких параметрах, как глубина корневых си­стем, высота растения, устойчивость к увлажнению и свету. Это может быть даже симбиоз с микроорганизмами, чтобы помочь им извлекать азот из воздуха. Растения, занимающие одну и ту же нишу, конкурируют непосредственно друг с другом. Есть множество примеров

прямой конкуренции в зеленых насаждениях. В дикой природе злак просо прутьевидное легко может вырастать до двух метров. Но если его втиснуть в плотную, монокультурную посадку, он сможет вырасти примерно до 1,2 м, и вдобавок, в связи со стрессом, заболеть листовой ржавчиной. Прямая конкуренция может приводить к задержке роста, а также к слабому здоровью и недоразвитости.

Современное знание о сути фитоценозов раскрывает сложную сеть взаимозави­симых отношений между растениями и их местообитанием. Даже современная эколо­гия не изучила до конца все тонкости взаимодействий растений друг с другом. Но нам и не нужно абсолютное понимание этих взаимодействий для того, чтобы создать зеленые насаждения, которые функционируют более природным образом. Что нам важно пони­мать, так это ключевые элементы, которые определяют суть фитоценоза, и использовать эти элементы для создания более жизнестойкой посадки.