Новый оптимизм: Будущее дизайна зеленых насаждений

Возникает мышление нового типа. Оно не ищет природу на удаленных горных вершинах, а вместо этого находит ее посреди наших городов и пригородов. Оно смотрит на наши де­градировавшие урбанизированные ландшафты непресыщенным взглядом. И тогда архипелаг незатронутых земель (пригородные сады, коммунальные по­стройки, парковки, полосы отвода вдоль автодорог и муниципальные дренаж­ные каналы) воспринимается не как бесполезные остатки, а как территории огромного потенциала. Мы ежедневно проходим мимо них. Их будничность — вот что делает их особенными. По сути дела, они встроены в структуру нашей жизни, формируя наиболее привычные для нас образы природы. Французский ландшафтный архитектор Жиль Клеман называет такие фрагменты «Третий Ландшафт». Это совокупность всех нарушенных человеком территорий, где все еще происходят природные процессы.

Для дизайнеров утрата природы — это отправная точка. Она помогает взглянуть на наши города свежим взглядом. Она дает нам некое «рентгеновское» видение, прони­кающее сквозь слои бетона и асфальта, чтобы увидеть новые гибриды: природного и соз­данного человеком, садоводства и экологии, корней растений и компьютерных микросхем. Она позволяет нам представить растущие на небоскребах луга, укрытые лесами эстакадные дороги и бескрайние искусственные водно-болотные территории, очищающие нашу питье­вую воду. Но это будущее невозможно будет привести к жизни, используя утверждение, что природное — это только то, что существует отдельно от деятельности человека. Наоборот, это будущее начинается с убеждения, что весь натурализм — это на самом деле гуманизмТолько когда мы очистим наши головы от розового идеализма прошлого, мы сможем охва­тить весь потенциал будущего.

Для того чтобы добраться до этого будущего, от нас потребуется много работы, се­рьезных инженерно-технических умений и глубоких научных знаний. Но это отнюдь не требует серьезности от наших посадок. В эру климатических изменений и инвазивных видов единственная определенность заключается в огромной неопределенности. С каждым масштабным природным катаклизмом и дефицитом воды высокозатратные ухоженные газоны и подстриженные кустарники бизнес-парков будут смотреться все более неумест­но. Из-за того, что у нас не будет абсолютного контроля, озеленение будущего станет более непринужденными. Более причудливыми. Перед лицом растущей нестабильности ланд­шафтов зеленым насаждениям больше не нужно быть торжественными и официальными. Они могут «расслабиться», стать более беспечными, небрежными. Неопределенность и не­стабильность будущего преподнесет невероятный подарок. Она освободит посадки от всех укрощающих факторов: от индустрии недвижимости, от «хорошего вкуса», дизайнерского эго, экопротестанства и индустрии садоводства. Она даст нам свободу рисковать, действо­вать необдуманно и принимать поражения. В конце концов, никакая дизайнерская посадка не живет вечно. Ее основное предназначение — не долговечность, а очарование.

Так чем же на самом деле является озеленение будущего

Посмотрите просто за вход­ную дверь. Найдите пятачок с сорными растениями в вашем квартале. Обратите внимание на разнообразие видов и на то, как они переплетаются, образуя плотный ковер. Или еще лучше: прогуляйтесь к ближайшей природной территории. Присмотритесь к тому, как ра­стут растения на лугу или на лесной опушке. Обратите внимание на отсутствие голой земли и на разнообразие способов, при помощи которых растения приспосабливаются к местно­сти, где они находятся. Затем, когда вернетесь в свой район, сравните те дикие сообщества с посадками в ландшафтном дизайне или с клумбами. Есть различие в том, как растения растут в дикой природе и как они это делают в наших садах. Понимание этого различия — ключ к трансформации вашей посадки.

Хорошая новость заключается в том, что абсолютно реально сделать дизайн расти­тельных композиций, которые выглядят и функционируют почти так же, как сообщества в дикой природе. Абсолютно реально сделать композицию более полноценной, здоровой, более разнообразной и визуально более гармоничной, с меньшей потребностью в уходе. Ре­шение вопроса лежит в восприятии зеленых насаждений как сообществ совместимых друг с другом видов, которые покрывают землю взаимосвязанными ярусами.

Преодоление пропасти между природой и нашими садами

Жизнь и развитие растений в дикой природе и в наших садах кардинально различны.

В природе растения процветают даже в неприветливых местообитаниях; в наших же садах растения часто утрачивают жизненную силу их диких предшественников, даже когда мы щедро одариваем их плодородной почвой и частым поливом. В приро­де растения плотно укрывают землю; а во многих наших садах растения отделены друг от друга и основательно замульчированы для защиты от сорняков. В природе, благодаря их приспособленности к местности, растения расположены в определенном порядке и визуальной гармонии; наши сады часто являют собой произвольный набор растений из разнообразных местообитаний, выражающий исключительно наши личные предпочтения.

Достаточно долго ландшафтный дизайн рассматривал растения как от­дельные объекты, помещенные в сад для декорации. Не связанные друг с другом растения размещали таким образом, который предположительно представлялся упоря­доченным и красивым. Чтобы помочь дизайнерам и садоводам в решении этой сложной задачи, существует бесконечное количество книг о комбинациях растений, бордерах из многолетников и о цветовых гармониях. Обладание целой книжной полкой садоводческой литературы обеспечивает нас информацией и бесконечными подсказками, однако дает очень мало реального понимания динамики совместного существования растений.

Поэтому неудивительно, что такой индивидуалистический подход очень трудо­затратный. У каждого растения свои потребности: некоторые нуждаются в подпорках, кому-то нужно больше воды, в то время как остальным нужны почвенные добавки. Фактически единственные виды деятельности, определяющие садоводство, — это борь­ба с сорняками, полив, удобрение и мульчирование. Всё это предполагает зависимость выживания растений от садовода. Часто садоводы нервничают, когда некоторые расте­ния расползаются за пределы предусмотренного участка, и наоборот — удивляются, ког­да другие никак не могут набрать полную силу. Многие начинают верить, что успешное садоводство возможно только у тех, у кого есть «золотые руки», «легкая рука» или другие мистические способности, данные только избранным.

Дополнительное препятствие — это доступность растений в каждом уголке мира. Современная селекция растений часто подавляет своим разнообразием. Она дает беско­нечный выбор, но минимум действительного понимания того, как создать стабильную и гармоничную посадку.

Источник вдохновения - природные фитоцинозы

Как мы можем сдвинуть существующую парадигму, создавая привлекательные и востребо­ванные посадки, которые выглядят и функционируют так, как если бы они развивались в природе? Мы будем делать это, наблюдая и принимая мудрость природных фитоценозов.

Сообщества в дикой природе отличаются от садов. Они лучше приспосо­блены к своим местообитаниям, обладают более богатой ярусностью, сильной атмосферой места и гармонии. Эти качества очень востребованы у дизайнеров. Но чтобы их достичь, мы должны расположить растения так, чтобы они взаимо­действовали с другими растениями и местностью. Мы должны понять широкий спектр ролей, которые растения выполняют в фитоценозе. Некоторые покры­вают почву большими скоплениями; другие существуют в виде единичных экземпляров. Некоторые забирают избыток питательных веществ; другие обогащают почву азотом. В те­чение многих лет конкуренции и естественного отбора растения «разобрали» себе эти раз­ные роли, чтобы наилучшим для себя образом использовать ограниченные ресурсы света, воды, питательных веществ. Такие сообщества — функционирующие «рабочие лошадки», выполняющие важные экологические функции и намного превосходящие в этом традици­онные посадки. Конечный результат — богатая мозаика видов, идеально созвучная с опре­деленной местностью.

Вполне нормально рассматривать дикую растительность с неким сверхъестественным трепетом. Даже экологи признают, насколько мало мы знаем о взаимодействии растений внутри фитоценозов. Но наше благоговение перед динамикой этих процессов не должно затмить нам уроков, которые они преподносят. Мы можем посмотреть на дикие фитоце­нозы и увидеть несколько принципов их работы, которые способны помочь дизайнерам лучше выбирать, располагать и объединять садовые растения.

Эта книга — практическое руководство по созданию жизнестойких сообществ расте­ний. Мы хотим снять покров таинственности с процесса создания стилизованных версий природных фитоценозов, которые смогут существовать в жестких условиях населенных мест. Воодушевить вас на размещение растений в соответствии с их природными предпочте­ниями (эволюционно выработанными конкурентными стратегиями), а не на борьбу с этими предпочтениями. В книге вы найдете механизмы подбора правильных растений для опре­деленной местности; способы поярусного размещения растений в зеленых насаждениях; а также способы преобразования натуралистических посадок в визуально неотразимые ком­позиции. Для тех, кого интересуют реальные способы достижения совершенства в создании посадок с минимальным уходом, в книге найдутся понятные практические методики. Они преследуют цель не только порадовать человека, но и поддержать окружающую фауну.

Дизайн с участием сообществ растений может не только состыковать природу с на­шими ландшафтами, но и объединить экологичное озеленение с традиционным садо­водством. Вызывает тревогу разногласие, которое обострилось в последнее десятилетие.

между приверженцами экологичных посадок с участием местных видов и теми, кто все­цело поглощен идеей традиционных садов и растениеводства. Особенно разделяют са­доводов дебаты по поводу использования местных и экзотических растений. Из-за этого некоторые чувствуют себя осужденными за недостаточно «зеленую» позицию, а других до­пекают за заботу об окружающей среде. То, что могло бы стать важным диалогом, слишком часто сводится к раздутой идеологии. Хуже всего, что споры сводятся к тому, ЧТО поса­дить. И практически никогда не упоминается более важный вопрос для садоводов и дизай­неров: как высаживать.

Идея дизайнерских фитоценозов предлагает компромиссный подход. Она дает реаль­ное решение для главной причины озабоченности защитников местных растений, обеспе­чивая зеленым насаждениям больше биоразнообразия и способность лучше выполнять экологические функции. Фокусировка на ярусных посадках означает, что на небольших участках будет больше полезных и эффективных видов растений. И в то же время эта идея принимает во внимание дилемму современности: желание создать больше «природы» в ланд­шафтах, которые даже не напоминают ранее существовавшие здесь природные условия.

Компромиссное решение — это свежий взгляд на два очень различающихся типа рас­тительных сообществ. Первый тип — это естественный фитоценоз наподобие исторически сложившихся экосистем, последних из оставшихся нетронутыми природных территорий. Тысячи лет конкуренции и эволюции привели к появлению этих местообитаний с неверо­ятной степенью красоты, гармонии и порядка. Другой тип источника вдохновения пред­ставляет собой возникшие естественным путем фитоценозы растений-космополитов вроде привычных всем клочков земли с сорными растениями. Прогуляйтесь вдоль улицы, на ко­торой живете, и вы наверняка столкнетесь со множеством примеров растений, спонтанно захвативших трещины и углы заброшенных зданий. Даже в жесточайших условиях горо­да растениями изобилуют обочины и разделительные полосы дорог, заросшие деревьями участки, обочины парковок, железнодорожные насыпи и вытаптываемые газоны.

Наши культурные ассоциации с этими двумя типами растений различаются настоль­ко, насколько это возможно. Мы гордимся местными растениями наших лесов, лугов и пу­стынь. Ежегодно тратятся миллионы долларов на изучение и охрану фрагментов дикой природы. В то же время мы «обливаем грязью» сорные растения, появляющиеся в наших «цивилизованных» ландшафтах. Мы тратим бесконечное количество часов на пропол­ку, опрыскивание гербицидами и мульчирование, чтобы предотвратить появление этих сорняков. Но в каждом из этих сообществ растений — ив любимых нами, и в презирае­мых — мы видим способы адаптации групп взаимосвязанных растений к их местообита­ниям. Оба примера — это модели того, как многообразный микс видов заселяет различные

экологические ниши. И оба примера невероятно живучие, устойчивые и саморегулирую­щиеся. Это вовсе не означает, что оба могут сравниться по части экологии и даже эстетики. На самом деле сформированное в наших культурах предпочтение одного типа фитоцено­зов перед другим действительно имеет смысл, и ему следовало бы влиять на дизайн.

Можно сосредоточить внимание на естественно возникших фитоценозах вместо абсолютно природных. И тогда фокус сдвинется с темы страны происхождения к теме внешнего вида и приспособленности. Такой сдвиг принципиально важен. В то же вре­мя наша готовность рассматривать нечто большее, нежели только местные растения, не означает, что им не будет места в долгосрочных планах. Мы твердо верим, что дизайн с участием местных растений все еще имеет значение. На самом деле сегодня он значит больше, чем когда-либо. Но для того, чтобы достичь успеха в формировании природ­ных сообществ в некомфортных условиях, требуется и новое представление о природе, и более глубокое понимание динамики фитоценозов. Для нас это вызов и испытание — воссоздать заново образ природы. Той природы, которая выживает в урбанизированных ландшафтах и в то же время проявляет важные функции экосистем, необходимые для обеспечения жизни. Мы должны отбросить наши романтические убеждения о девствен­ной дикой природе. Нам нужно принять новую природу, которая в большей мере соз­дается и управляется нами. Строительные блоки этой новой природы — жизнестойкие местные и даже экзотические растения, которые в естественных условиях адаптировались к местообитаниям, похожим на наши рукотворные ландшафты. Вопрос не в том, что рос­ло здесь в прошлом, а в том, что будет расти здесь в будущем.

Связь между памятью и природой

Для нас наиболее веским основанием рассматривать дизайнерские фитоценозы является не их экологичность или функциональность (хотя эти признаки достаточно обоснованные и серьезные). Наиболее убедительный аргумент — эстетический и эмоциональный.

Большинство из нас живут в ландшафтах, которые были созданы и управ­ляются людьми. На фоне энергичной, живой непосредственности дикой рас­тительности пейзаж наших дворов, бизнес-парков и городов выглядит как пластиковые запчасти: вездесущие вечнозеленые растения, подстриженные в форме фрикаделек, и бесконечные стриженые газоны. Если какие-то краски и используются, то это слабенькие полосы клумб из однолетников. В этих по­садках — укрощенная, обузданная природа, что приводит к безжизненным, пу­стым ландшафтам.

Природа, с которой мы знакомы, ограничена нашими небольшими парками и дво­риками. На нее часто не обращают внимания, и она недостаточно масштабна, чтобы ис­править негативный эффект урбанизированного ландшафта. Но, тем не менее, у нас есть глубокая связь с дикой природой и память о том прошлом, когда она окружала нас и играла важную роль в наших жизнях. Мы уже давно не засыпаем под звездами, не обрабатываем землю своими руками и не ориентируемся по растениям в лесу, чтобы найти дорогу домой. Но какая-то часть внутри нас все еще тоскует по этой связи. Ведь только в последнее сто­летие, или около того, наш вид отделился от жизни под открытым небом. Это не значит, что мы утратили способность «читать» и видеть ландшафты, но у нас нет практики, и нам безумно этого не хватает.

На каком-то глубоком уровне сознания, когда мы видим растения, идеально соответ­ствующие окружающей среде, это напоминает нам о древнем сообществе, частью которо­го мы были. Колоссальная популярность манхэттенского парка Хаи-Лайн (сегодня одной из самых популярных достопримечательностей мира) только подчеркивает нашу жажду знакомства с такими местами в нашем урбанизированном мире, которые напоминают нам о дикой природе. Мы уходим в длительные пешие походы по Национальным паркам или наслаждаемся дикой природой в горных местностях, катаясь на велосипедах. Похоже, при­родные ландшафты, в которые мы стремимся попасть, оказывают на нас эмоциональное влияние. Они позволяют нам вздохнуть глубже и достичь душевного равновесия.

Есть эволюционное объяснение тому, почему природные формы так сильно резонируют с нашим восприятием, и почему определенные фитоценозы обычно воспринимаются как гар­моничные и красивые. Гаммы их красок, разнообразие текстур и сезонных форм умиляют наш взгляд и даже оказывают на нас терапевтическое действие. В работах экопсихологов предполага­ется, что наша тяга к определенным современным ландшафтам (паркам с деревьями и газонами) может быть вызвана тем, что они пробуждают у нас память о местообитаниях, которые давали жизнь нашим предкам тысячи лет назад. В противоположность этому, у многих созданных человеком местообитаний отсутству­ют эти глубинные триггеры. Следовательно, отсутствуют и наши эмоциональные реакции по поводу этих мест. В застроенных территориях у нас есть слишком мало мест, где мы переживаем ощущение красоты. Как результат, у нас с ними редко устанавли­ваются глубокие и значительные связи.

Это упущенный шанс. Ведь действительно великолепная посадка вызывает в нашей памяти более значительные момен­ты. Такая группа садовых растений позволяет вам ощутить себя прогуливающимся по лугу, или идущим через темный лес, или выходящим на лесную лужайку.

В нашей книге мы предлагаем методику создания дизайнерских фитоценозов, ко­торые будут «работать» в условиях как города, так и пригорода. В первой главе книги мы объясняем идею дизайнерских фитоценозов и знакомим вас с их основными принципами. Во второй главе мы рассматриваем вдохновение, которое дает природа, и погрузим читате­ля в основы динамики фитоценозов в дикой природе. В третьей главе мы описываем дизай­нерский процесс: как понять ваш участок, как разработать набор растений, как разместить растения на участке и в ярусах. И, наконец, четвертая глава рассматривает уникальные ин­сталляции и специфику управления дизайнерскими фитоценозами.

Более чем когда-либо мы нуждаемся в технологиях, которые дадут жизнестойкий, экологически функциональный и красивый результат. Наша цель при помощи этого ме­тода — не только создать более функциональные зеленые насаждения, а еще сделать так, чтобы люди увидели и запомнили. Мы располагаем растения таким образом, который вы­зывает в воображении ощущение чего-то эфемерного. Это не растения сами по себе об­ладают такой силой, а рисунки их сочетаний, их текстуры и краски (особенно те, которые напоминают о дикости), которые оживают, когда сквозь них проходят лучи света или жи­вое существо.

Томас Райнер, Клаудия Вест

Посадка в постприродном мире. Дизайн растительных сообществ для создания жизнестойких ландашфтном /пер. с англ. А.В.Русановой.- Харьков: Читариум, 2018. — 272 с. : илл.